Причина хронического ринита

Причина хронического ринита — автомобильные выхлопные газы

Однажды меня вызвали на дом к ребенку с отитом. Ситуация вообще-то хоть и крайне неприятная, но в практике врача частая, если бы не любопытное событие, случившееся на этом вызове. К ребенку приехала из глухой деревни в Рязанской области бабушка, которая в разговоре вдруг заявила мне (не помню уже по какому поводу) что в Москве ей как-то особенно хорошо дышится. То есть в деревне, где раз в день вдалеке проедет трактор дышится хуже, чем в городе, в котором ежедневно под окном собирается громадная пробка из чадящих автомобилей.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ГИПЕРТОНИИ
Удивительно, правда? А потом произошел второй случай. Еще один мой пациент (обращавшийся ко мне по пустяковому делу), который в прошлом перенес обширный инфаркт, решил уехать в экологически чистый район, выбрав для этого Тверскую область. (Надо сказать, что в Тверской области плотность двигателей внутреннего сгорания еще поменьше, чем в Рязанской). В Тверской области у этого господина резко подскочило давление, несмотря на то, что он регулярно принимал предписанные ему (кардиологом, разумеется, предписанные) препараты как раз от давления. Ага, те самые, на которых в Москве ему было очень даже неплохо. Пациент вернулся в Москву с твердым намерением в ближайший же понедельник посетить кардиолога, но не тут-то было. Примерно через час после пересечения МКАД давление как-то нормализовалось само собой.
Я понимаю, что нельзя отнимать много времени, но вот еще одно наблюдение. Все мои пациенты, которые обращаются  ко мне по поводу хронического ринита (привычная заложенность носа и зависимость от нафтизина) в один голос говорят, что как только уезжают из Москвы, симптомы ринита или ослабевают, или проходят вовсе.
Что же это получается? Люди с гипертонией в Москве чувствуют себя прекрасно, а вот пациенты с хроническим ринитом в нашем замечательном городе вливают в себя нафтизин литрами. Чем объяснить этот сосудистый феномен?
Не буду больше мучить. Разгадка проста.
АЛЬФРЕД НОБЕЛЬ И ДРУГИЕ
В 1868 году шведский инженер (в будущем динамитный король и по совместительству владелец нефтяных вышек в Баку) Альфред Нобель получил патент на вещество, названное им динамитом. Это была пористая порода (кизельгур, если кому интересно), или просто опилки, пропитанные нитроглицерином – веществом, которое детонировало от малейшего встряхивания. Получившийся динамит детонировал и от ударов, и  при соприкосновении с огнем, но был более безопасен чем нитроглицерин  и оттого быстро завоевал мир – сначала как оружие, потом как взрывчатое вещество для горных работ. На производстве динамита и бездымного пороха на основе нитроглицерина – кордита Альфред Нобель нажил одно из самых больших состояний конца XIX века.
Любопытно, но в конце жизни Нобель страдал стенокардией, и доктора давали ему… все тот же нитроглицерин, чтобы снять боли в сердце. Надо сказать, что облегчая боль в сердце, нитроглицерин вызывает сильнейшие головные боли, поэтому от нитроглицерина Нобель вскоре отказался и умер от инфаркта в 1896 году. А в 1895, за год до смерти, Нобель распорядился, чтобы все его имущество было бы направлено на поощрение ученых, сделавших наиболее значимые открытия в области физики, химии, физиологии и медицины. Ну, еще и писателей не забыл – четвертым направлением, за которое давали Нобелевскую премию с 1901 года, стала литература. В общем, примерно так:
«Всё моё движимое и недвижимое имущество должно быть обращено моими душеприказчиками в ликвидные ценности, а собранный таким образом капитал помещён в надёжный банк. Доходы от вложений должны принадлежать фонду, который будет ежегодно распределять их в виде премий тем, кто в течение предыдущего года принёс наибольшую пользу человечеству… Указанные проценты необходимо разделить на пять равных частей, которые предназначаются: одна часть — тому, кто сделает наиболее важное открытие или изобретение в области физики; другая — тому, кто сделает наиболее важное открытие или усовершенствование в области химии; третья — тому, кто сделает наиболее важное открытие в области физиологии или медицины; четвёртая — тому, кто создаст наиболее выдающееся литературное произведение идеалистического направления; пятая — тому, кто внёс наиболее существенный вклад в сплочение наций, уничтожение рабства или снижение численности существующих армий и содействие проведению мирных конгрессов… Моё особое желание заключается в том, чтобы при присуждении премий не принималась во внимание национальность кандидатов…»
Надо добавить, что доктора, которые спасали Нобеля при помощи нитроглицерина, в то время еще не знали как, а самое главное – почему нитроглицерин работает.  Нобелевская премия за открытие механизма действия нитроглицерина была присуждена намного-намного позже – в 1998 году.
Собственно, это и есть разгадка моей истории про гипертоников – почему в Москве им дышится лучше, чем в экологически чистых районах в российской глубинке.
РАЗГАДКА
Нобелевскую премию 1998 года получили Ферчготт, Ингарро и Мурад за (формулировка Нобелевского комитета) «за открытие роли оксида азота как сигнальной молекулы сердечно-сосудистой системы». Забегая вперед, скажу, что оксид азота (NO) и есть действующее вещество нитроглицерина. А еще он является одним из компонентов выхлопных газов автомобильных двигателей.
    
Френсис Ферчготт           Луис Ингарро       Ферид Мурад
NO очень нестоек – срок жизни вещества примерно 3 секунды, но и за это время он успевает оказать свое действие, надо сказать, весьма неоднозначное. Во-первых, оксид азота вызывает расширение сосудов за счет расслабления сосудистой стенки. Для коронарных сосудов, за счет которых кислород поступает в сердечную мышцу, это хорошо, а вот для сосудов носа – откровенно плохо. Расширение сосудов носа и приводит к отеку, который заставляет вас пользоваться нафтизином и ему подобными каплями. А еще оксид азота действует на нервные клетки, что кстати, более всего проявляется как увеличение двигательной активности желудочно-кишечного тракта. Другими словами, NO может значительно ускорить опорожнение кишечника (не к столу будь сказано).
Правда, при атеросклерозе – том самом, который и является причиной ишемической болезни сердца, оксид азота перестает вырабатываться в организме, и тогда нам с вами требуется  — ага! – тот самый нитроглицерин, который попросту является источником так нужного оксида азота.
Но, не все так замечательно – при некоторых инфекциях все тот же оксид азота выделяется в огромных количествах лейкоцитами (так они убивают бактерии), в результате чего происходит резкое падение артериального давления, которое врачи называют инфекционно-токсическим шоком.
И напоследок – маленькая, но очень пикантная деталь. Из перечисленных выше лауреатов Нобелевской премии никто и не ставил себе задачи открыть мехенизм действия оксида азота – это получилось не просто само собой, а как побочный продукт разработки очередной версии нитроглицерина. Получившееся вещество – силденафила цитрат, мы с вами теперь знаем как виагру. Она никак не уменьшает болей в сердце при стенокардии, зато… зато действует как виагра.
Такой вот в итоге хреновый нитроглицерин получился у нобелевских лауреатов.
отсюда: www.lorclinica-online.ru
Каждый день должен быть счастливым
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930